Эксперт: Общество должно знать, что делается в Беларуси на деньги ЕС

Галина Петровская, Deutsche Welle

Глава Центра европейской трансформации Андрей Егоров рассказал DW о проблемах эффективности донорской помощи ЕС гражданскому обществу и государственным институтам Беларуси.

Согласно исследованию Центра европейской трансформации (ЦЕТ), результаты которого были опубликованы в конце июля, а также по данным Еврокомиссии и международной Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), за 2006-2011 годы на белорусские проекты госсектора и НПО от институтов и стран-членов ЕС было выделено 493 миллиона евро. Помощь через каналы государственной власти (175,5 миллионов евро) в 4,5 раза превышала финансирование по каналам "НГО и гражданское общество". Причем большая часть проектов НПО реализуется за пределами Беларуси из-за сложных условий деятельности гражданского общества в авторитарной системе.

Координатор работы экспертной группы "Политический диалог и политические реформы" в рамках Европейского диалога по модернизации, глава Центра европейской трансформации Андрей Егоров в интервью DW объяснил, как повысить эффективность финансирования Евросоюзом инициатив гражданского общества и государственных институтов Беларуси.

DW: Насколько эффективна помощь Европейского Союза белорусским НПО и государственному сектору?

Андрей Егоров: Я не могу назвать международную поддержку белорусских бенефициаров эффективной. Но стоит сказать, что эта проблема касается не только Беларуси. Страны, подписавшие в 2005 году Парижскую декларацию по повышению эффективности внешней помощи, признали, что эффекта можно ожидать лишь в случае, если местные представители, реализующие проекты, сами будут участвовать в определении стратегии привлечения такой помощи. Ни один донор не может действовать в стране, пока там не разработана долгосрочная программа с участием местных агентов.

В авторитарной Беларуси сложилась ситуация, когда недемократическое правительство не может стать таким агентом, потому исключает из участия в стратегии развития значительные группы граждан. Белорусский парадокс заключается еще и в том, что и правительство, и гражданское общество могут получать финансирование в рамках проектов по одной тематике, но при этом преследуют разные цели.

Такие противоречия видны на практике поддержки проектов Белгосуниверситета по правам человека, где проводятся конференции и издаются брошюры, риторика которых, скорее, противоправная, поскольку делит гражданское общество Беларуси на "плохое" и "хорошее", вводя принцип дискриминации граждан. Происходит это на деньги Европейского Союза, в результате чего помощь не эффективна. Причем таких примеров немало.

- Какие факторы могли бы сделать западную поддержку более результативной?

- Прежде всего, надо изменить сами механизмы оказания помощи. Речь не о том, чтобы финансирование от государственных институтов перенаправить на поддержку НПО, это было бы неверным шагом. Ведь вопросы энергетической безопасности, борьбы с международной преступностью, трансграничного сотрудничества могут решаться только при обязательном участии государства.

Другое дело, как усовершенствовать инструменты поддержки ЕС. Хорошую схему реализации государственных проектов применяет Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Его ресурсы не поступают на счет госструктур, и, например, при строительстве дороги перечисляются только строительной фирме-подрядчику, минуя счета государства. Это правило работы ЕБРР целесообразно вводить и в случае работы доноров с другими государственными институциями.

Что касается гражданского общества, необходима долгосрочная программа поддержки белорусских НПО, чтобы они в соответствии с Парижской декларацией участвовали в разработке направлений, в мониторинге и оценке всех проектов, реализующихся в Беларуси с донорской помощью. В этом случае можно рассчитывать на рост ее эффективности. Я считаю, что белорусское гражданское общество готово к формированию единого представления о стратегии международной помощи стране.

- Что знают о многомиллионной помощи Европы белорусы?

- Информация со стороны доноров поставлена из рук вон плохо. Понятно, что многие проекты по поддержке гражданских инициатив в Беларуси не могут освещаться публично из-за условий, созданных государством. Примером преследования является уголовное дело правозащитника Алеся Беляцкого.

Но и государство Беларусь также не заинтересовано в распространении сведений о том, какие инфраструктурные преобразования проведены в стране за счет Евросоюза или за счет Европейского банка реконструкции и развития. Например, полочане вряд ли знают о сумме в 3 миллиона евро, выделенной ЕС исполкому Полоцка в рамках проекта "Пакт мэров".

Сложилась странная ситуация, когда много западных ресурсов получает именно государство, но как и на что они потрачены, общественности неизвестно. Тем более, что с представителями гражданского общества вообще не ведется предварительного обсуждения проектов для Беларуси.

- Как ЕС может исправить положение?

- В первую очередь Европе нужно позаботиться о том, чтобы изменить условия легализации помощи белорусским НПО. Когда начнется новый виток диалога с Минском, этот вопрос должен стать ключевым и обсуждаться с белорусским правительством. Изменения правовых условий позволят открыто говорить, какие проекты в Беларуси реализуются с помощью Европейского Союза.

ЕС должен развернуть широкую медиапрограмму, чтобы информировать белорусов также об объемах финансирования и процессах трансформации, которые идут в странах Восточной Европы при поддержке ЕС. Это повысит понимание гражданами политики Евросоюза, в том числе и в отношении самой Беларуси.

Новости по теме

Новости других СМИ