Что мешает белорускам становиться мамами

Виктор Листопадов, "Завтра твоей страны"

В Беларуси еще со сталинских времен сохранилась концепция демографической безопасности, связанная с увеличением рождаемости. Красивая картинка многодетных семей тиражируется, но в нее никто не верит.

— Социологические опросы показывают устойчивый тренд: большинство семей в Беларуси ориентированы на одного, максимум, двух детей, — отмечает Людмила Петина, сопредседатель общественного объединения «Женское независимое демократическое движение».

Коэффициент рождаемости по Беларуси в январе-июле 2013 года составил 12,3 (число родившихся на тысячу человек).

Интенсивность рождаемости в стране лучше характеризует суммарный коэффициент рождаемости, то есть число детей, которые приходятся на одну женщину в фертильном возрасте — с 15 до 49 лет. Для простого воспроизводства населения необходимо, чтобы этот показатель ежегодно составлял 2,15 ребенка на одну женщину. В Беларуси в 2012 году он составил 1,62 на одну женщину.

В идеале большинство женщин хотели бы иметь двух детей (64,4%), трех детей – 27,0%, более трех детей – 4,2%, одного ребенка – 4,4 %. В реальности двух детей планируют рожать 61,3% женщин, трех – 13,6 %, более трех – 1,9%, а одного ребенка – 23,1% женщин.

Многоиндикаторное кластерное обследование по оценке положения детей и женщин за 2012 год, проведенное Национальным статистическим комитетом при поддержке ЮНИСЕФ, показало: 41,8% женщин хотели бы родить еще одного ребенка, 46,3% предпочли бы больше не иметь детей, 3,2% не могут забеременеть, 8,7% не определились.

Белорусские женщины заняты на работе, рожать некогда

Причин, по которым семьи не хотят иметь более одного-двух детей, много.

— Одна из основных — вовлечение женщин на рынок труда, — считает Людмила Петина. — Работающая женщина в Беларуси — норма жизни, причем уже в нескольких поколениях, 53% работников в стране — женщины. В результате в Беларуси почти нет неработающих женщин, если не учитывать тех, кто находится в отпуске по уходу за ребенком.

Женщины хотят реализовать себя не только в семейной жизни, но и как профессионалы.

— В карьере трудно выловить «окно», особенно если она складывается удачно, — отмечает эксперт в области гендерных проблем, бизнес-тренер Лилия Ахремчик. — Женщина получает образование, поднимается с одной ступеньки карьерной лестницы на другую. И кажется, что времени, чтобы родить ребенка, еще много. Случается, что жизнь кажется устроенной и без ребенка.

Не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что пока женщина работает, она сохраняет привычный уровень доходов, материальную независимость.

— Когда женщина находится в отпуске по уходу за ребенком, она резко теряет в доходах. Ведь на 1,5 млн. государственного пособия (или, как у ИП, около миллиона) нельзя содержать ребенка и жить самой. Государство не становится тем плечом, на которое можно опереться, — говорит Лилия Ахремчик.

Образованные женщины заводят детей с большей осторожностью

Уровень образования тоже сказывается на репродуктивном выборе.

— В Беларуси более 60% тех, кто имеет высшее образование, — женщины. Мало кто из образованных женщин определяет себя только как домохозяйку, — говорит Людмила Петина.

Даже замуж раньше выходят те, кто остается без образования. В Беларуси около 6% женщин в возрасте 20-49 лет впервые вышли замуж или вступили с мужчиной в незарегистрированные отношения до наступления полных 18 лет.

Имеются существенные различия по данному показателю в зависимости от уровня образования женщины: доля женщин с общим базовым образованием, которые вышли замуж до 18 лет, составила 19%, в то время как доля таких женщин с высшим образованием – 2%.

Как утверждают специалисты Лондонской школы экономики: чем выше уровень интеллекта у женщины, тем меньше она хочет заводить детей. Каждые 5 баллов IQ сверх среднестатистической нормы на четверть снижают намерение реализовать материнский инстинкт. Например, выяснилось, что 40% выпускниц высших учебных заведений не имеют детей к 35 годам, а треть женщин с университетскими дипломами вообще игнорируют радости материнства. Данные Федерального статистического ведомства Германии также подтверждают, что число бездетных женщин стремительнее всего растет среди имеющих высшее образование жительниц больших городов.

Самая низкая в мире рождаемость сегодня в Японии, Италии, Германии и Австрии, самая высокая — в беднейших странах Африки, таких как Нигер, Уганда и Мали. При этом в мировом индексе уровня образования расстановка сил как раз противоположная: США и страны Европы открывают список — африканские государства замыкают.

Современные белорусы хотят, чтобы дети не осложняли жизнь

— Среди образованных женщин много тех, кто решает рожать, — отмечает Лилия Ахремчик.

Во многом вопрос репродуктивных установок упирается в психологию и менталитет. Во время различных войн жертвовали миллионами людей ради победы. Люди порой использовались как человеческое мясо, чтобы закрыть брешь в стратегии полководцев. После войны потери народонаселения выравнивались, наши бабушки рожали детей, несмотря на условия жизни. Необходимость восстановления численности населения создавала атмосферу в обществе, когда уровень жизни не имел значения.

Постепенно в менталитете укоренилось, что предназначение женщины — рожать детей. И казалось естественным рожать одного, второго. Однако в кризис 1990-х стало тяжело выживать с детьми и без них.

— Как раз в это время на территорию Беларуси пришли западный тренд: от установки невысокой ценности жизни к ее безусловной ценности, — говорит Лилия Ахремчик.

Эксперт считает, что мало кто сейчас готов к самоограничению ради детей.

— В Беларуси невозможно растить детей и не ограничивать себя в чем-то, причем на протяжении всей жизни. Очень мало семей, жизнь которых не ухудшается в материальном плане, с рождением новых детей, — считает Лилия Ахремчик. — У нас не принято, как в США, детей отпускать в свободное плавание в 18 лет. Белорусы растят детей так долго, на сколько хватает сил, и не могут в большинстве своем провести трех-пятерых детей через всю жизнь, до своего конца.

У женщины должен быть выбор, сколько детей рожать

В любом случае, считает Людмила Петина, женщина имеет право не замыкать себя только в рамках быта.

— В Беларуси еще со сталинских времен сохранилась концепция демографической безопасности, связанная с увеличением рождаемости. В демократических странах считается неоспоримым репродуктивное право на выбор — иметь, не иметь, сколько иметь детей. Государство не должно заниматься стимулированием рождаемости и искусственно ее увеличивать, — высказывает свою точку зрения эксперт.

Задача государства, по ее мнению, в том, чтобы способствовать сохранению здоровья женщин. Ведь нежелание иметь детей во многом связано именно с состоянием здоровья. Нельзя сбрасывать со счетов и значительное количество бесплодных пар. Таким семьям государство также могло бы существенно помочь, материально поддержав проведение экстракорпорального оплодотворения.

— В целом парадигма современной демографической политики связана не с количеством рождений, а скорее с увеличением продолжительности жизни, улучшением здоровья, качества жизни, — подчеркивает Людмила Петина.

Эти процессы устойчивые и не угрожают демографической безопасности, считают эксперты. В мире, где развиваются технологии, нет необходимости пополнять трудовые ресурсы за счет увеличения рождаемости. Сама демографическая политика должна быть разнообразной и не сводиться только к мобилизации женщин на увеличении рождаемости.

Лилия Ахремчик считает, что материальными стимулами рождаемость увеличить не получится.

— На уровне государства очень многое уже делается: увеличены пособия, размер которых зависит от средней зарплаты по стране, для многодетных семей очень благоприятная жилищная политика. Однако женщины рожать больше не хотят как у нас, так и в Европе. Вот и получается, что все упирается в идеологию, — отмечает эксперт.

Пока красивая картинка многодетных семей тиражируется, но в нее никто не верит.

Новости по теме

Новости других СМИ