Рафаэль Пуаре: У белорусского биатлона будут проблемы еще много-много лет

Игорь Петрулевич‚ Goals.by

В понедельник стало известно, что Рафаэль Пуаре покинет мужскую сборную Беларуси по биатлону. Намедни специалист рассказал о том, как узнал, что контракт с ним будет расторгнут, и почему он был рад такому повороту событий.

— Когда вы узнали, что больше не работаете в белорусской сборной?

— В течение зимы я уже думал о том, чтобы прекратить сотрудничество с белорусской сборной, но сказал об этом только моему ассистенту Александру Сыману. На самом деле я был счастлив, когда мне рассказали в начале апреля, что со мной больше не хотят работать в Беларуси.

— Вам сообщили об этом в начале апреля? Но СМИ и болельщики узнали все только 22 апреля.

— Да, мне прислали официальное письмо из федерации биатлона приблизительно 12 апреля.

— То есть вы нормально отреагировали на это известие?

— Да, я был счастлив, и лишь расстроен за некоторых белорусских биатлонистов.

— Почему?

— Многие из спортсменов понимают всю ситуацию. И они знают, что сейчас будет ровно то же самое, что и до моего прихода.

— Считаете, что без вас белорусы станут выступать еще хуже?

— Я уверен, что у белорусского биатлона будут проблемы еще много-много лет!

— Вам объяснили, почему решили прекратить сотрудничество?

— Нет. Мне кажется, просто я был единственным, кто готов был открыто говорить о проблемах и пытаться найти их решения. Считаю, некоторые люди боялись такого моего поведения.

— Полагаете, ваши открытые заявления навредили вам?

— Ну, сэр, смотрите сами. Я первый, кто решился открыто говорить о проблемах — и вы сами видите результат.

— Очевидно, что в ситуации с белорусским биатлоном нужно быть терпеливым. Как вы думаете, почему белорусское руководство не стало терпеть?

— Мы знаем, что в этом году белорусское руководство биатлона поменялось. Так вот, первые руководители были готовы к переменам, хотели сыграть с огнем, начав все менять. Новое руководство видит все по-другому. Оно не желало рисковать, и не хотело кардинальных изменений.

— Подведите, пожалуйста, итоги вашей деятельности в Беларуси.

— Мне кажется, я смог изменить некоторые аспекты мышления у спортсменов. Мы хорошо поработали над психологией биатлонистов. Признаться, я провел большую работу.

— Вы просили подопечных "думать головой, а не только мускулами играть". Они научились этому?

— Мне кажется, да. Постепенно спортсмены действительно стали больше думать. Но вот вся белорусская система направлена на то, что нужно просто делать, а не думать. К ней хорошо подходит английское выражение "just do it".

— Но белорусский биатлон может стать хоть немного лучше?

— Да, но только со спортсменами от 15 лет до 19 лет. При этом нужно начинать делать команду из них прямо сейчас. Так как добиться значительного прогресса с основной командой слишком тяжело, да и поздно. Уже просто нет шанса, что она выйдет на новый высокий уровень.

— Вы говорили, что хороших результатов нужно ждать пять лет. Почему так долго?

— Потому что вся система нуждается в коренных изменениях. А это занимает много времени. Проблема в том, что белорусских спортсменов неправильно учили много лет. Их организмы уже очень уставшие. И им тяжело учиться чему-то новому. Поэтому я искал молодое белорусское поколение. Но и его нет. Где талантливые мальчики и девочки? Нет. Так что нужно менять всю систему снизу. Вот поэтому я и назвал срок в пять лет.

— С какими чувствами покинули нашу страну?

— У меня осталось хорошее впечатление от Беларуси. Я встретил много замечательных людей. Но еще я понял, что в вашей стране люди не готовы меняться ментально. Боюсь, что на какие-то изменения уйдет слишком много времени.

— А вы смогли понять менталитет белорусов?

— Да, но я не смог к нему адаптироваться. Я всегда извлекал из себя максимум для достижения цели, работал над каждой мелочью, но в Беларуси не хотят этого делать.

— Вы много говорите об изменении целой системы. Расскажите в деталях, что именно вы имеете в виду.

— Для ответа на этот серьезный вопрос вы можете связаться с моим ассистентом Александром Сыманом. У нас общие взгляды. Александр вам подробно объяснит, что мы предлагали изменить белорусской федерации биатлона.

— В этом сезоне мужская сборная набрала 47 баллов. Могла ли больше?

— 47 или 200 пунктов — в чем разница? Очевидно, что мы недостаточно хороши, чтобы выступать наравне с национальными командами из других стран.

— Летом вы вроде бы были настроены оптимистично. Почему так быстро разочаровались?

— А как я должен быть настроен? Но я не мог решать за спортсменов. Только они сами могли изменить себя в лучшую сторону. Но не получилось. Вот из-за этого и был расстроен.

— Есть ли в Беларуси хотя бы один биатлонист, который может стать звездой мирового биатлона?

— Нет, возможно, он появится, но в далеком будущем.

— Чем сейчас собираетесь заняться?

— Секрет. Я научился так отвечать в Беларуси.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров