Впервые в истории человечества запрос "порно" потерял первое место в Google

Владимир Рувинский, kommersant.ru

Его место в июле заняли слова Pokemon GO, а охота на монстров в дополненной реальности стала главным таймкиллером, обогнав Facebook.

Запуск Pokemon GO в России ожидался около 20 июля, но был отложен. Популярность этой игры оказалась настолько велика, что серверы не справляются с нагрузкой. В США это приложение с дополненной реальностью было запущено 6 июля и за считаные дни неожиданно стало самым популярным в мире. Уже 13 июля только в США в нее в течение дня играли 26 млн человек.

Ежедневно только в США, пишет Survey Monkey, игру скачивают 4-5 млн раз в день. Такими темпами к сентябрю, иронизируют отраслевые аналитики, игра будет на каждом смартфоне. На сайте трекер-сервиса AppInstitute можно наблюдать покемонский дзен: игра расходится по миру с огромной скоростью — около 24 тыс. скачиваний за пять минут (лидер — США, затем идут Великобритания, Австралия, Новая Зеландия и остальной мир, включая страны, где, чтобы загрузить игру, приходится рискованно манипулировать смартфоном). В Москве, например, по данным МТС, на 21 июля покемонов ловило 180 тыс. человек.

Игра Pokemon GO проста: нужно найти и поймать покемонов, где бы они ни были (а быть они могут где угодно — разработчики вписывают их в ландшафт реальных карт местности); покемонов можно выращивать; отбивать у других команд — группой или поодиночке; а вскоре покемона, как предсказывают эксперты, можно будет продать "другу".

Игра отправляет людей ловить фантастических зверюшек в парки, кабинеты глав государств, храмы, синагоги, офисы, тюрьмы, военные базы, музеи и кладбища. Некоторые скитальцы в США оказывались в больнице — с переломами, в полиции — после ДТП (страховщики уже предложили страховку при ловле покемонов). Игроки собираются на "покестопах", в общественных местах (памятники, достопримечательности или отделения почты и т. д.), где можно собирать виртуальные предметы для успешной охоты и куда, используя приманки-"люры", можно приманивать покемонов.

Скептики считают, что популярность игры — ностальгия по юности (покемоны появились впервые в 1996 году), которая быстро пройдет. Но игра, судя по всему, затягивает: по данным Survey Monkey, семь из десяти человек, скачавших Pokemon GO, на следующий день возвращается к ней вновь.

В чем секрет успеха? "Замысел ее в том, чтобы вытащить человека на улицу, соединить людей друг с другом,— считает Тахир Базаров, директор Института практической психологии НИУ ВШЭ.— Ведь технологизация, ставка на потребление и немедленное удовлетворение потребности приводят к тому, что человек теряет событийность. Нет событий в жизни — возникает однообразие, день сурка. И Pokemon GO эту проблему решает".


Пожиратели денег

Однако пока люди охотятся за виртуальными покемонами, покемоны охотятся за их реальными кошельками и, главное, за их временем. Тут Pokemon GO уже поставила два рекорда онлайн-приложений для смартфонов: это самая успешная игра по зарабатыванию денег на пользователях и самый прожорливый похититель времени — таймкиллер нового поколения.

Бизнес-модель Pokemon Go традиционна и строится на встроенных покупках — микроплатежах. Начать игру можно бесплатно, но для лучших шансов на успех нужно, например, покупать шары, приманки, яйца и инкубаторы.

Pokemon Go — и убийца таймкиллеров, и таймкиллер нового поколения. А ловля покемонов схожа с заместительной терапией — переходом от тяжелых наркотиков к легким

Подобная модель и раньше приносила хороший куш. Например, компания Supercell, выпустившая стратегическую игру Clash of Clans, заработала в 2015 году на пользователях более $2 млрд. Но Pokemon GO уже поставила рекорд по выручке с одного игрока, превысив в два раза средний показатель для казуальных (с простыми правилами) игр, пишет Survey Monkey. Уже 11 июля — через пять дней после запуска — только в США и только владельцы iPhone ежедневно платили покемонам около $1,6 млн, сообщала исследовательская компания Sensor Tower.

В результате рыночная капитализация японской компании Nintendo, выпустившей приложение совместно с американской фирмой Niantic Lab, выросла на 87%, до $42,5 млрд.

Сомнения в том, что пользователи будут регулярно играть и платить, обоснованны. Но у Pokemon Go есть еще один источник дохода: игроки открывают доступ к большому объему информации о себе. Niantic может собрать огромную базу данных о клиентах, которые можно потом продавать маркетологам и рекламодателям.

"Девушки у меня не было три года! Если бы не хакер, из-за которого накрылся жесткий диск, жизнь по сей день проходила бы мимо меня",— рассказывает бывший игроман на форуме сайта Woman.ru. У других мужья и жены уходят в онлайн-игры, кто-то в результате теряет работу и даже разводится.

Люди не любят тратить время впустую, но часто сами отдают целые часы, месяцы или даже годы таймкиллерам — всему, что убивает или безвозмездно крадет время. К ним традиционно относят многопользовательские ролевые онлайн-игры или "стрелялки", социальные сети и вообще бесцельный веб-серфинг. Люди, которые попадают в зависимость, все понимают, но часто самостоятельно справиться с проблемой не могут.

Из мобильных приложений на AppStore главным пылесосом времени еще недавно был Facebook. Но расклад изменился. По данным Sensor Tower, пользователи iPhone тратят на Pokemon Go в день в среднем 33 минуты (Facebook — 23 минуты). Идущие следом сервисы общения Snapchat (картинками) и Twitter (короткими предложениями) отнимают в среднем по 18,7 и 17,5 минуты в сутки. Пока Pokemon Go отстает от собратьев — других онлайновых игр: например, в Games of War пользователи играют в среднем почти два часа в сутки, а в Candy Crush Saga — 43 минуты.

Некоторые эксперты считают, что эта игра — продолжение интернет-зависимости, болезни сродни алкоголизму (а в острой фазе интоксикации такие люди тоже начинают ловить чертей — до тех пор, пока те их не отпустят). "Я не согласен с этим, Pokemon Go — как раз вакцина от интернет-зависимости",— настаивает Тахир Базаров. Другое дело, отмечает он, что все общение в игре между людьми — искусственное. "Когда я стараюсь установить отношения с человеком, то думаю, как это сделать, что требует от меня творчества,— поясняет он.— В этой же игре все измеряется правилами и процедурами".

Как отмечает Марк Мэй из Citigroup, игра увеличивает время пользования смартфоном. Но она также отнимает время у других приложений, прежде всего у YouTube и Twitter, которыми с выходом Pokemon GO стали пользоваться реже. В этом смысле Pokemon Go — и убийца таймкиллеров, и таймкиллер нового поколения. А ловля покемонов схожа с заместительной терапией — переходом от тяжелых наркотиков к легким.

В долгосрочном плане все может быть еще интереснее. Похоже, что "новые наркотики" меняют структуру мозга, причем, возможно, необратимо. Джоан Фримен, профессор, президент--основатель Европейского совета по высоким способностям, предполагает, что "использование электронной почты, социальных сетей может не только изменять когнитивные функции, но также и физическую структуру мозга".

Она приводит в пример исследование таксистов в Лондоне, которые ради лицензии учатся три-четыре года: колесят по городу, чтобы запомнить 25 тыс. улиц. Этих людей изучали пять лет с применением МРТ-сканирования, и выяснилось, что интенсивная подготовка приводит к изменению мозговой структуры. Та часть мозга, что отвечает за работу долговременной памяти и пространственную ориентацию, оказалась на 7% больше, чем у обычных людей. При этом таксисты показывают гораздо худшие результаты при тестировании зрительной памяти, чем обычные водители. "Если такие изменения происходят в зрелом мозге, то более чем вероятно, что аналогичные эффекты специализированного обучения и специальных обучающих средств будут отмечены в структурах и функционировании развивающегося мозга детей. И это будет на всю жизнь",— подчеркивает Джоан Фримен.


Потери экономики

Наркоманы редко бывают хорошими работниками. Современные таймкиллеры, похоже, уже оказывают влияние на производительность труда. По крайней мере, в сфере услуг. Алан Гринспен, бывший глава ФРС США, в марте 2016 года — еще до всяких покемонов — предупреждал, что у Америки "глубинные проблемы, потому что производительность труда на мели".

Одна из причин в том, что американцы стали больше сидеть в интернете: 5,6 часа в сутки в 2015 году против "лишь 2,7" в 2008-м. Это время уходит на Snapchat, Facebook, Tinder, Twitter и так далее. А в 2015 году главным каналом интернет-общения стали мобильные девайсы — на них пришлось 51% всего времени, потраченного онлайн.

Согласно исследованию Salary.com, интернет сейчас — самая мощная воронка в США, в которую уходит продуктивность на работе (25% рабочего времени тратится не по назначению). И тут не только соцсети: Nielsen установила, что 25% работающих взрослых допускают просмотр порно на рабочем месте. Еще в 2005 году компания Websense подсчитала, что злоупотребление интернетом на работе — веб-серфинг — обходилось корпорациям в США в $178 млрд в год потерянной производительности. Сейчас эта цифра, вероятно, намного больше. А по данным McKinsey, из-за сонных сотрудников, ухудшения памяти и скорости принятия решений американские компании теряют $63 млрд в год.

Еще сильнее отложенное влияние таймкиллеров (и интернета) на человека. Еще в 2008 году писатель Николас Карр в эссе "Google делает нас глупее?" объяснял, что интернет-зависимость негативно влияет на память, внимание, мышление. Увеличение скорости восприятия резко ухудшает "способность возврата к уже переосмысленной информации, индуктивный анализ, критическое мышление, воображение и обдумывание".

В России — схожая картина, но влияние таймкиллеров на производительность труда у нас изучено хуже. По данным компании Market-Job, опросившей сотрудников компаний, на первом месте — соцсети и форумы: 71% опрошенных каждый день тратит на них 1-2 часа. На мессенджеры у 57% уходит еще от 0,8-1,5 часа в день. Еще до часа занимают у половины онлайн-игры.

Впрочем, огромные цифры потерь, публикуемые в США, во многом условны, к тому же человек может отвлечься, вернуться к работе и тут же все сделать, отмечает Тахир Базаров: "И в момент времени продуктивность может вырасти". Сотрудникам интеллектуального труда нужно периодическое отключение мозгов от текущей задачи, соглашается Анна Бурова, руководитель направления консалтинга ManpowerGroup Russia: "Иначе новые свежие мысли в голову не придут".

Но в других случаях таймкиллеры мешают. "Абсолютно неважно, на что вы отвлеклись — проходящий мимо коллега, уведомление о новом письме или сообщение в FB. Ваше внимание переключилось, и потребуется минимум 15 минут, чтобы вернуться к делу",— говорит Ольга Антонова, директор по работе с персоналом функций продаж и поддержки АО "САН ИнБев" Восточная Европа. Продуктивность в режиме многозадачности, по ее словам, падает до 50%, при этом, "несомненно, возрастает и количество ошибок". Но единственный действенный способ бороться с этим — "апеллировать к осознанному поведению людей", блокировать онлайн-ресурсы на работе уже бесполезно.

Покемонов опрошенные "Деньгами" работодатели в качестве убийц времени пока не воспринимают. Напротив, сотрудники с ними стали больше ходить по улицам. Сказывается ли это на производительности труда, пока тоже неизвестно.

Новости по теме

Новости других СМИ