"Нет помидоров? Съешь огурец!" Цитаты недели (26-31 января)

Все главные цитаты минувшей недели были про экономику. Герои отечественного медиаполя рассказали, как выжить без помидоров, зачем Беларусь готовит структурные реформы и почему наша страна еще не скоро выйдет из кризиса.

1
Ирина Наркевич, замминистра торговли. 27 января, отвечая на вопрос о решении проблемы дефицита помидоров.
Съешь огурец... Или купи талончик, который стоит в принципе немного, переместись в другую часть города и купи этот помидор, которого не хватает.
Импортозамещение по-белорусски. Огуречные олигархи из Ольшан ликуют!
2
Александр Лукашенко, президент. 30 января на пресс-конференции.
В этом году мы должны выплатить $4 млрд из нашего долга. Если это будет трудно, мы поднимем вопрос и начнем диалог о реструктуризации данной задолженности в этом году.
В этой фразе президент оговорился: вместо "реструктуризации" он хотел сказать "рефинансирование", и на той же пресс-конференции поправился. Между двумя заявлениями прошло 2 часа 46 минут, но одно это неверное слово успело резко и рекордно обесценить белорусские еврооблигации.
3
Антон Силуанов, министр финансов РФ. 30 января в интервью CNBC.
Необходимы некоторые структурные реформы белорусской экономики (для предоставления Россией финансовой помощи — UDF.BY), особенно в сфере бюджета и платежного баланса. В данный момент наши белорусские коллеги готовят такие меры.
Неужели? Когда жареный на украинском костре петух клюнул белорусское экономическое чудо, похоже, власти наконец решились на те самые структурные реформы, о которых десятки лет талдычат экономисты от оппозиции.
4
Александр Лукашенко, президент. 27 января при рассмотрении кадровых вопросов.
Мы очень-очень мягко входили в этот кризис. А теперь в связи с тем, что срок этот растянулся, нам приходится длительное время и выходить из этого кризиса. Все бы было ничего, мы вроде нащупали тот путь, по которому должны были идти. Но возникли внешние обстоятельства.
Кризис, о котором говорит Лукашенко, начался в 2008 году. Интересно, когда наступили те моменты, когда мы "вошли в этот кризис", и когда мы начали выходить? Есть ли какой-то четкий момент, кульминация кризиса — и если да, то в какую из девальваций он случился: 2009, 2011 или 2014 года? А если представить, что этот пик кризиса настиг нас только сейчас, так что же это значит, что если мы входили 6 лет, то и выходить будем 6 лет? Выйдем из кризиса только в 2020 году?
5
Павел Шидловский, временный поверенный Беларуси. 30 января, на конференции Атлантического совета в США, посвященной проблемам Восточного партнерства.
Но в сегодняшней ситуации важно, что на кону сам наш суверенитет, наша независимость… Поэтому я предлагаю всем выступающим признать особое место Беларуси, ее особую роль в этот момент и протянуть ей руку помощи в той экономической ситуации, в которой она оказалась в связи с экономическими проблемами в России.
Если кто-то верит, что братания нашего руководства с Россией связаны прежде всего общими ценностями, а не деньгами (как и всякая политика, в общем-то), то вот пример, что происходит, когда российская экономика, от которой мы зависим, барахлит — белорусский дипломат говорит, что на кону независимость Беларуси, и просит помощи у такого вражеского Запада.