Хорошо иметь бизнес в деревне. Как наладить деревообработку с поставками в Европу

Мария Малявко, UDF.BY. Фото автора

Вадим Агалец создал деревообрабатывающее предприятие в Ганцевичском районе, где закрываются даже государственные организации, и поставляет продукцию в Англию и Германию. «Посредник» отправился в деревню Мальковичи, чтобы узнать, как надо поднимать глубинку.

В Ганцевичском районе живет около 30 тыс. человек. Большая часть — сельские жители. Экономическая ситуация плачевная. Закрыты многие государственные предприятия, в том числе известный некогда овощесушильный завод. Для частного бизнеса условия далеко не самые благоприятные. Однако местному предпринимателю Вадиму Агальцу удалось создать компанию, которая получает стабильную прибыль и экспортирует продукцию в Европу.



«В городе тесно, он меня немножко сдавливает»

Деревня Мальковичи расположена около трассы Ганцевичи-Лунинец. Рядом с дорогой, на песчаном пустыре, и находится деревообрабатывающее предприятие «АверсЛес». Еще несколько лет назад здесь стояло заброшенное здание комбината бытового обслуживания без окон и крыши, а сейчас кипит деятельность, гудят станки и пахнет свежераспиленной древесиной.

Вадим Агалец — человек скромный, и искренне недоумевает, чем его предприятие привлекло внимание журналистов. Сам он родом из соседней деревни Люсино. До начала своего пути в бизнес 15 лет проработал в милиции. После окончания индустриального техникума в Пинске служил срочную службу в Минске в СОБР, там же и остался работать, но через 5 лет перевелся в Ганцевичи: «Что-то тесно стало, город меня немножко сдавливает. Люблю свободу, когда в своем доме, сам себе хозяин». Работал в местном РУВД, потом в департаменте охраны. «У нас льготная пенсия, можно ее получать уже в 45 лет. Конечно, еще не получаю и не скоро буду получать», — смеется Вадим.

Свое дело Вадим начинал в родной деревне около 10 лет назад, когда заинтересовался столярным делом.

Все, что можно, из дерева себе дома делал. Стулья, табуретки, шкафы. Сначала жена даже не разрешала в дом заносить. Сам всему научился, станки сам себе делал.


Со временем Вадим решил монетизировать навыки. «Рядом с домом был участок свободный, где-то 45 соток, я его оформил для производственных нужд, провел туда силовую электролинию, сделал документы по экологии и работал, — рассказывает он. — Вначале делали окна, двери, мебель садовую, кухонную. Три человека было в штате вместе со мной». Однако постепенно ассортимент расширялся, вырос уровень качества, и места для производства стало мало.



«Здесь вообще ничего не было»

Территория быткомбината в Мальковичах оказалась оптимальным вариантом для производства: рядом трасса, ж/д-станция, электрическая подстанция. Однако приобрести здание получилось не без сложностей. «У нас был такой подход, что райисполком эти здания бесхозные продавал за одну базовую, — делится Вадим. — Изначально, когда эта идея у меня родилась, я пришел в райисполком, и мне сказали: да, все, оформим. Потом начали поднимать документы, оказалось, что здание не бесхозное. Чтобы считаться бесхозным, должно 5 лет отстоять в резерве. Развалиться немножко, чтоб подворовали, что можно. Оставалось только купить через аукцион по немаленькой полной стоимости».

Здесь вообще ничего не было: ни окон, ни дверей, ни перегородок, ни крыши. Даже одна стена уже развалилась. Нужно было все это восстановить. Горы мусора убрать, водоем на территории засыпать.


На территории быткомбината Вадиму достался цех со старой пилорамой. До него это здание брали в аренду и другие, пытаясь наладить производство. «Человека три или четыре арендовали, из Минска какая-то фирма была. Направление одно и то же — занимались древесиной». Однако ни один бизнес не выжил, и поначалу в деревне скептически говорили, что и у очередного коммерсанта ничего не получится.

Однако Вадим занялся техническим оснащением цеха. «Все, что здесь было, — совсем старое, самортизированное, его нельзя было восстановить. Да и уже не делают такие агрегаты. Я все это выкинул, поставил новое. Ну, не совсем новое, но рабочее оборудование».

Вадим говорит, что ему сложно объяснить неудачи своих предшественников. Однако обращает внимание, что далеко не все, начинающие бизнес, умеют планировать и видеть реальную ситуацию: «Надо понимать, что не сразу все получится. Даже не в первый год. Кажется, что начал работать, заработал какую-то часть денег, и все дальше должно быть хорошо. Дальше не хорошо, дальше труднее и труднее. Тут никогда не расслабишься... За мной рабочий коллектив и куча клиентов, которых нельзя подвести».

Хорошо иметь бизнес в деревне. Как наладить деревообработку с поставками в Европу
Полуфабрикаты из дерева

Хорошо иметь бизнес в деревне. Как наладить деревообработку с поставками в Европу
Древесина в различных формах

Хорошо иметь бизнес в деревне. Как наладить деревообработку с поставками в Европу

Лес-кругляк


«Ни одну щепку не выбрасываем»

Сейчас предприятие производит весь спектр стройматериалов из древесины. Из дерева делается практически все: профильный брус, спропильно-балочная система, половая доска, блокхаус, имитация бруса, вагонка, террасная доска, все изделия для строительства бани. По словам хозяина, особенность производства у «АверсЛес» — глубокая переработка дерева.

У нас сложный процесс. Начинаем с того, что сами заготавливаем древесину. Покупаем делянку на корню. Мы ее спилили, стралевали, привезли, распилили, высушили, построгали, пропитали, сделали из нее то или это... Начиная с того, что мы поехали в лес, и заканчивая тем, что продали в магазине готовые изделия. Полный цикл.


Это самая глубокая переработка древесины из всех возможных. Есть организации, которые занимаются только подготовкой древесины, либо только распиловкой, сушкой, строганием, изготовлением готовой продукции, оказывают транспортные услуги.

Глубокая переработка позволяет бережно использовать лесные ресурсы. Вадим с тревогой говорит о том, как быстро и нерационально вырубаются леса в районе. С территории же его предприятия вся древесина уходит в виде готовой продукции, ни одна щепка не выбрасывается. «Есть у меня здесь недалеко производство, где делают пеллеты из опилок, стружки. На топливо. Есть куда деть отходы».

Вдобавок к этому такой способ производства помогает отстроиться от конкурентов. «Таких, кто занимается глубокой переработкой, у нас поблизости нет. Просто пилят на полуфабрикат». В целом, говорит Вадим, с конкурентами отношения хорошие.

Прямых конкурентов нет. Да если и будут, наоборот хорошо: стимулирует к развитию. Что-то ищешь, придумываешь, работает мозг.


Хорошо иметь бизнес в деревне. Как наладить деревообработку с поставками в Европу

Крытый цех



«Англичане сначала попросили фото бытовки, где рабочие едят и переодеваются, а потом уже образцы продукции»

Помимо Беларуси и России, «АверсЛес» продает готовую продукцию в Англию и Германию.

«Можно было вообще никуда не экспортировать, все покупается здесь, — заверяет Вадим. — Даже в ближайших районах: Ганцевичский, Лунинецкий, Пинский. Сейчас продаем в Бресте на строительном рынке».

Однако спрос на продукцию вышел за границы Беларуси.

Какое-то время шли активные продажи в Россию. Потом стройматериалы там стали дешевле. Но сейчас, в связи с санкциями и падением рубля, многие российские предприятия остановились, а спрос на стройматериалы по-прежнему высокий. Для «АверсЛес» рынок снова открыт. «Есть изделия, которые выгоднее продавать там. На экспортируемую продукцию не нужно платить НДС, поэтому в целом работа на экспорт дает преимущество».

Рынки дальнего зарубежья предприятие целенаправленно не искало, но и не упустило такую возможность, когда она предоставилась. Уже второй год «АверсЛес» экспортирует террасную доску в Англию и заборные ширмы в Германию.

Есть один товарищ в Германии, он там организовал производство совместно с кем-то. Они делали заборы, как-то не успевали сделать и предложили нам подстраховать на пару машин. Мы привезли, и им наши изделия больше понравились. Уже приезжал сюда, хотят работать дальше.


На Англию Вадим тоже вышел через знакомого, который раньше экспортировал в Европу плетеные корзинки. Так появился спрос на террасную доску. «В прошлом году им отправили машину одну, понравилось. В следующий сезон с ними будем работать». Вадим с интересом рассказывает о культурных различиях в подходе к производству.

Англичанин приезжал сюда. У них это все так интересно происходит. Ведем переписку с ними, общаемся, и они в первую очередь просят выслать им фотографии нашего производства. Какой цех там у вас, кто работает, какие условия у работников. Просят сфотографировать бытовую комнату, где рабочие принимают пищу и переодеваются. А потом уже просят, чтоб мы выслали им изделия. У них культура производства на первом месте. Если им не нравится само производство, то они не захотят работать.


Сам Вадим такой подход одобряет: «Им нужно, чтобы работник, который производит товар, был доволен. Для них это о чем-то говорит. Они понимают, что их никто не подведет, не обманет. У нас это немножко не так. Чтоб были деньги и был товар, а где он производится, в каких условиях, у нас не имеет значения. Но зависимость между условиями и результатом, естественно, есть. Мне бы тоже, если бы что-то покупал, интересно было, как это производят».

Хорошо иметь бизнес в деревне. Как наладить деревообработку с поставками в Европу

Территория предприятия



«Никто не скрывает, сколько получил»

Бизнес в сельской местности имеет ряд особенностей. Вадим говорит, что в городских условиях такое дело обходилось бы дороже. Здесь производство находится рядом с разрабатываемыми участками, что позволяет экономить на транспортных расходах. «АверсЛес» тесно сотрудничает с лесхозом: оказывает услуги по разработке делянок и на заработанные деньги получает лес-кругляк.

Особая здесь ситуация и с персоналом. Не всегда есть рабочие руки на месте. Головная боль для многих руководителей — алкоголизм среди сотрудников. Но Вадиму удалось создать деятельный и дружный коллектив, есть люди, которые работают с Вадимом с первого дня.

Большинство сотрудников из деревни Люсино. На работу в Мальковичи (расстояние около 15 км) их привозят рабочим транспортом. «Каждое утро „Уазик“ их там забирает, вечером домой развозит централизованно. Это и мне удобно, никто не опаздывает, не надо никого нигде искать. Даже жены говорят спасибо, потому что муж нигде не болтается, привезли, высадили возле дома, ни за что не зацепится нигде».

Остальная часть коллектива — из Малькович. В основном это члены местной баптистской церкви. «У меня работает пресвитер, он и подтянул своих ребят. Доволен их работой, никогда не опаздывают. Если что-то надо, всегда спросят, скажут, никто ничего не возьмет сам».

Нужно, чтобы у человека был фундамент, чтобы во что-то верил. Человек без веры — он уже без стержня, его склоняет куда хочешь. Он шел на работу, а его пригласили к магазину — и он пошел туда.


Проблема воровства на производстве решается в открытую. «Я никогда не отказываю, кому-то надо какая-то доска — пожалуйста, кому-то надо гвоздь — пожалуйста. Они знают, что дешевле и проще попросить, никто ни в чем не откажет. Воровать нет смысла».

Работники получают среднюю по Беларуси зарплату, премии раздаются исходя из результата труда каждого работника и прибыли в целом. У них полный соцпакет.

Я им объясняю, что чем лучше мы будем работать, тем лучше наше благосостояние. Сработаем, допустим, на столько — я вам прибавлю вот это. Поэтому у них есть стимул, они тоже бегают, вместе со мной переживают, остаются дольше поработать.


«Они прекрасно все видят и понимают, и никто ни от кого не прячет, кто сколько получил. Это стимулирует их зарабатывать себе премии побольше. Никто втихаря им эту премию не выплачивает, а публично, чтоб они видели, кто сколько наработал».



«Я и на станках работаю, и на манипуляторах езжу»

В будние дни Вадима легко можно застать в цеху или на улице в рабочей одежде. С виду посетители никак не узнают в нем начальника.

Мой личный подход — это работать, участвовать в процессе каждый день и целый день. Я и на станках работаю, и на манипуляторах езжу. Как утром пришел со всеми на работу, так даже в кабинет не захожу.


«Я не могу с работы никуда отлучиться. Рабочие уже привыкли, что я вместе с ними, если какая-то проблема, они сразу: „Вадим Степанович, как это?“. Подсказал, показал и все. Знаю, куда какую доску положили, где ее взять, где-то что-то найти. Рабочие знают, что меня обмануть невозможно, схитрить где-нибудь».

В рабочее время Вадим ездит на «Уазике»-внедорожнике. Для местных дорог это транспорт самый подходящий: «Удобно, если надо на делянку заскочить».

Хорошо иметь бизнес в деревне. Как наладить деревообработку с поставками в Европу


Вадим увлекается охотой, но для увлечения далеко не всегда находится время. «Друзья удивляются: кажется ведь, что сам себе начальник, захотел — сделал сегодня выходной, захотел — завтра... Уже сын подрастает, планирую, что он будет заниматься производством, а я — охотой», — смеется Вадим.



Планы по поднятию глубинки

Вадим показывает небольшие уютные гостиничные номера, которые он оборудовал в непроизводственном здании бывшего КБО. Пока — без коммерческих целей, для друзей и знакомых. Но в проекте — создание пункта отдыха для дальнобойщиков и просто автомобилистов. «Я здесь стоянку планирую сделать для фур, для любых машин. Кто хочет остановиться отдохнуть — есть комнаты, душ».

Хорошо иметь бизнес в деревне. Как наладить деревообработку с поставками в Европу

Гостиничный номер

На нижнем этаже идет ремонт — здесь будет банкетный зал с кухней, который планируется сдавать в аренду для торжеств, корпоративов. В будущем Вадим хотел бы построить поблизости агроусадьбу. «А здесь, — Вадим показывает рукой на пустырь, — хотим сквер посадить».

Домик сторожа обшит под бревно и выглядит, как летний домик для отдыха, похожий на те, которыми восхищаются в интернет-сообществах людители уединенного отдыха и дикой природы. Внутри — спальное место, телевизор, микроволновка, электрочайник, интернет. «Скоро такие в продажу пустим», — говорит Вадим.

Хорошо иметь бизнес в деревне. Как наладить деревообработку с поставками в Европу

Домик сторожа



«Работать честно дешевле»

Говорят, в Беларуси вести честный бизнес практически невозможно, но Вадиму это, похоже, удается. Сотрудники и сельчане отзываются о нем с глубоким уважением как о человеке высоких принципов, внимательном к нуждам других.

Работать честно дешевле. И дешевле, и спокойнее, и правильнее. Во-первых, репутация — испортить ее очень легко. Во-вторых, зачем привлекать к себе лишнее внимание? Группы риска — лишние проверки. Наш район маленький, все видно.


В перспективе Вадим хочет обновить оборудование и сделать труд на производстве более механизированным. А о нынешних проблемах в экономике говорит, что главное — продержаться и не остановить производство.

В любом случае что-то изменится. Сейчас главное — продержаться. Сейчас многие организации, такие, как у меня, не работают просто, и если мы тоже остановим производство, потом, когда времена поменяются, нужно будет опять подниматься, опять с нуля начинать. А если не остановиться и не упасть, то и подниматься не надо будет. Просто начнем сразу работать. Вернее, продолжим.

Новости по теме

    Вадим Галыгин разводится?

    В течение семи лет пара везде появлялась вместе, и Вадим называл любимую не иначе как "моя королевишна". А сейчас молодых людей все чаще стали наблюдать порознь. Друзья пары подтвердили: не за горами развод.подробности

Новости других СМИ