«Приходи ко мне на праздник», - улыбается палач - продолжение

"Народная Воля"

XII. Покушение в Минске. 2008 г.

(По материалам СМИ.)

Поздно вечером на праздничный концерт возле стелы "Город-герой" в Минске приезжает президент Лукашенко.

Половина одиннадцатого. В толпе замечают подозрительный пакет. Милиционеры находят в нем взрывное устройство. Но праздник продолжается… Возможно, концерт не остановили, чтобы не сорвать пение государственного гимна вместе с президентом - ведь для этого мероприятия власти собрали на концерте полмиллиона человек.

Одиннадцать часов вечера. Второе взрывное устройство, которое обнаружено не было, срабатывает через сорок минут после салюта: в толпе взрывается самодельная бомба, начиненная гайками. В радиусе поражения оказываются пятьдесят зрителей, и каждому достается порция железа: от одной до десяти гаек на человека… Потом, во время операций, гайки находили в легких, позвоночнике, печени… Но большинство было ранено в ноги: гаечный вихрь как бы стелился по земле… Изготовить такую бомбу и привести ее в действие могли только профессионалы.

В практике спецслужб есть правило: в случае угрозы для жизни руководителя государства охрана обязана немедленно вывести его в безопасное место. Но уже через несколько минут после взрыва Александр Лукашенко появился на месте трагедии… Почему? Неужели у него и его охранников была стопроцентная уверенность, что этот взрыв единственный?

И снова власть затевает очередное шоу. И снова на президентском телевидении игра, и слышны восторженные крики "Браво!". И снова наш президент в роли Спасителя. Сейчас счет спасенных президентом людей уже идет на сотни тысяч… Спектакль на крови…

Говорит женщина (ток-шоу "Выбор" на БТ, телеведущий - Егор Хрусталев):

- Взоры всех окружающих меня людей - на Александра Григорьевича… Охрана сработала моментально, и при этом он сохранял достоинство: ни лишнего жеста, ни лишнего слова… А больше всего испугалась тогда, когда я увидела, что Александр Григорьевич уходит… Очень страшно, и было чувство острой потери и какого-то даже разочарования: все, фиаско… А потом он вернулся, и я почувствовала прилив благодарности и чувство защищенности. Знаете, для меня особенно важно, что президент пошел туда, на место взрыва, потому что это не мифическая, виртуальная забота государства о своих пострадавших. Реальная забота реального человека… Президента, который умеет действовать и сострадать… И вот это есть любовь, потому что у любви нет мелочей…

Люди сидят в зале, где снимается телепередача "Выбор".

Голос мужчины за кадром:

- Я преклоняюсь перед президентом Александром Григорьевичем Лукашенко. Его действия сохранили сотни жизней молодых людей страны. Это не каждому дано. Низкий поклон вам, Александр Григорьевич!

Говорит Лукашенко (на заседании — обращается к чиновникам):

— Почему вы их не вывозили? Зачем вы собирали там эти «скорые помощи» с мигалками и создали дополнительную дискотеку: вы что, не понимаете, что это привлекло бы внимание людей и туда могли ринуться люди и оттуда, и вот вам результат паники… Поэтому президенту пришлось туда тащиться, и это была главная причина, почему я туда прежде всего пошел. Чтобы успокоить людей, чтобы люди видели, что да, что-то произошло, но чрезвычайщины нет.

Больница. Говорит врач (с гайками в руках):

— Видно, какой силы был взрыв, что, попадая в кость, мышцы, гайки деформированы, все-таки металл, вот и сила удара была значительная…

Говорит Лукашенко:

— Почему вы не создали специальную из суперспециалистов бригаду, которая на этот случай могла бы оказывать там, на месте, помощь людям, которых нельзя сразу эвакуировать в "скорой помощи"? Почему каждая машина стояла, и возле каждой машины люди, и легко раненные, и тяжело раненные, извините меня, валяются на асфальте?

Говорит писатель Николай Чергинец:

— Президент нашей страны проявил себя не только как великий политик, но и как хороший опер. Он просчитал за всех сотен тысяч присутствующих людей несколько очень важных моментов. Первое: непосредственное нахождение на месте происшествия позволило сократить до минимума вот этот хаос, когда он дал команду выключить мигалки на машинах "Скорая помощь". Правильно сделал. Он действительно спас от больших неприятностей массы людей, когда остался с ними. Да, Служба безопасности делала свое дело, а президент делал свое президентское дело. Он понял, что нахождение его в этой массе — это гарант спокойствия дальнейшего, и правильно сделали, что продолжили концерт.

Говорит Лукашенко:

— Кустарниковые эти насаждения… Ясно, что взрывчатка может быть только там… И мне пришлось лезть опять в эту воронку, смотреть, где взорвалось, чтобы отдать милиции команду, если мы не можем отвести людей, закрыть телами милиционеров эти места… Вы что, этого не знали? Это, кстати, о профессионализме нашей милиции… Коль уж случилось, так надо было шевелиться!..

Комментарии автора (В.Д.):

— Игра людей по обслуживанию власти напоминает иногда фокусы карточных шулеров: еще только-только началось следствие, а они уже знают, кто именно организовал взрыв, и публично называют оппозицию как главного виновника трагедии.

Диалог ведут телеведущий Егор Хрусталев и писатель Николай Чергинец.

Говорит Чергинец:

— Как говорил Демьян Бедный, в каждом коллективе может быть свой негодяй.

Хрусталев спрашивает у Чергинца: "Вы к чему склоняетесь?"

Отвечает Чергинец:

— Участие принимали и организовывали это дело наши доморощенные…

Хрусталев говорит:

— Вот смотрите: мы получили семь с половиной тысяч звонков. Почти половина из всех, кто позвонил, считают, что скорее всего организаторами такого взрыва являются местные белорусские экстремисты.

Говорит Лукашенко (репортаж на "Линии Сталина" — музейном комплексе в Минской области):

— Таких у нас в стране немало, хотя и не очень много, которым не нравится этот праздник. И вы их знаете, и многих — в лицо… Лидеры они — не лидеры, значимые фигуры для Запада, для Востока или для внутреннего потребления — разбираться будем по полной программе. Поэтому гайки мы будем заворачивать на головах тех, кто причастен к этому.

P.S.

Чтобы узнать, кому был выгоден разбой 19 декабря 2010 года в Доме правительства, нужно всего лишь ответить на вопросы: кому был выгоден выстрел в Лиозно в 1994 году? Взрыв в Могилеве в 1997 году? Взрыв в Минске в 2008 году?

Ответы на эти вопросы знают все: и власть, и те, кто сегодня сидит в переполненных тюремных камерах следственных изоляторов.

Знает и главный редактор главной президентской газеты "Советская Белоруссия" Павел Якубович, который в прямом эфире БТ получил приказ от Лукашенко напечатать компромат на оппозицию.

Павел Изотович! Я понимаю, что приказы не обсуждаются, приказы выполняются. Но в вашей власти как редактора было не допустить при этом аморальности. Я понимаю, что "Советская Белоруссия" — не Ваша личная собственность, что Вы обязаны подчиниться работодателю и напечатать любой предложенный им текст. Но если возникает ситуация, что главный редактор не согласен с моральными аспектами каких-то утверждений, — что он делает в таких ситуациях? Он подает заявление об уходе. Вы не подали в отставку, следовательно, Вы согласились со всем и тем самым позволили себе жест, запрещенный в журналистике и среди пристойных людей.

Воспользовавшись тем, что Володя Некляев сидит в тюрьме и не может зайти в ваш кабинет и дать вам пощечину, вы напечатали информацию о том, что "В Некляев в прошлом — фактически алкоголик… " и якобы сообщил об этом Александр Федута — друг Некляева, сотрудник его предвыборного штаба и сосед в тюрьме…

Паша! Как твой собутыльник в "советском прошлом" я позволю себе роскошь заметить, что ты пил не меньше, чем Некляев, а часто — и намного больше!

Мы с тобой можем пить больше или меньше, мы можем служить разным богам, мы можем получать зарплату в разной валюте — это право каждой личности на свой выбор. Но есть высшие истины — от Христа, которые нельзя пачкать помоями ни мне, ни тебе. Никому! Иначе мы — не люди, мы — зверье…. И будем "рвать глотки" один другому. Ты предлагаешь именно такой способ выяснения отношений между людьми в нашей "процветающей" стране?

Мне стыдно за тебя, Паша. Не просто стыдно — меня охватывает ужас от того, до какой грани морального падения докатилась наша власть и "иже с ними".

Мне стыдно за всех холуев несчастной страны. У холуев нет Родины. Даже у птиц есть Родина, а у холуев — нет. Родину им заменил президент.

Мне стыдно, что "наследники Рыбакова" (судьи, приговорившего невиновного кандидата в президенты Александра Козулина на выборах в 2006 году к пяти с половиной годам тюрьмы) вскоре начнут выносить такие же неправосудные приговоры сегодняшним "личным узникам президента".

Мне стыдно, что телеведущие БТ едва ли не ежедневно и не без удовольствия напоминают зрителям: "организаторы массовых беспорядков" получат от пяти до пятнадцати лет тюрьмы.

Опомнитесь, господа! На вас смотрит цивилизованный мир и ужасается массовой казни ни в чем не повинных людей в центре Европы!

"…Приходи ко мне на праздник, улыбается палач…"

Виктор Дашук, кинорежиссер, Народный артист Республики Беларусь, лауреат Государственной премии СССР, Заслуженный деятель искусств

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров